Norwing
get the F outta my neighborhood
Вот я внезапно и на дайре снова. Как-то непривычно, хоть мне, почему-то, этот сайт прилип как-то больше, нежели тот же тейсти. Возможно, из-за объема ванили и прочей ереси на оном... Кто его знает.

Ух, столько всего произошло, происходит и, я уверена, еще произойдет. Я, похоже, потихоньку формируюсь во что-то, что можно будет звать человеком. Это сложно объяснить, просто чувствую, что в определенные моменты в жизни я веду себя по-другому, нежели вела себя несколько лет назад. Это как дежавю, но неполное.
Я внезапно осознала и составила себе планы на жизнь, и также внезапно поняла, что хочу рвать и метать для их достижения, готова взрыть под собой землю. И это не мимолетное чувство аля "лежа на диване мотивировалась и продолжила лежать". От этапа "просто проходящая затея" это потихоньку переросло в идею. Я занимаюсь проработкой, ищу информацию, и потихоньку разведываю почву того, где мне предстоит "выстраивать" все. Я не буду ничего рассказывать, обсуждать, просто это то, что дает мне силы работать, так сказать, ебашить.
Я стала спокойнее. Не с тупыми, как пробки, людьми, конечно - а вообще. Внутри наступил какой-то покой, который покидает меня все реже. Теперь почему-то сложности, обиды, и падения воспринимаются очень смягченно. Как будто кто-то внутри гладит по голове, говоря не отчаиваться, что шанс второй попытки никто не отменял. Утешает, что-то вроде того. Забавно, что родители так никогда не делали мне, это что-то, что я взрастила в себе сама. Должна ли я гордиться этим? Радоваться по этому поводу? Не знаю. Как ни странно, мне не хочется хвастаться этим, потому что... Я обычная, такая же, как все. И не хочу своим видом показывать другим людям, что у них что-то не получилось, ЗАТО У МЕНЯ-ТО ПОСМОТРИТЕ КАК ВСЕ ЗАЕБИСЬ. Это как-то не по-человечески.
И вообще, немного странно может прозвучать, но мне почему-то захотелось преуспеть в чем-то, добиться чего-то, состояться. Чтобы кто-то близкий и родной, кто будет рядом, мог положиться на меня, мог быть счастлив со мной. В один прекрасный момент я поняла, что не хочу ни от кого зависеть. Не хочу дружить с кем-то, потому что "это будет полезно", не хочу гулять с кем-то, потому что "это может быть хороший партнер", не хочу выходить замуж просто "потому что".
А дальше - две части.

I.
Я как-то думала, не так давно, а что происходило у меня в жизни в любовном плане? Ну да, противная тема, сопливая, но она ж во всех нас есть.
Я всегда знала это, всегда внутри себя себе же в этом признавалась, но снаружи - никогда. Я всегда знала, что мои попытки быть с кем-то после расставания с человеком, это - фикция, это для того, чтобы не было больно. Особенно, в более раннем возрасте. Собственно, этому меня научила подруга, мол, надо найти кого-то, просто чтобы не быть одной. Я помню, каким спасением пришелся Вася, с которым ничего не вышло по понятной причине - я не могла открыться, внутри все кричало и брыкалось, и наставления подруги успешно игнорировались. И спасением это назвать нельзя, но он был тем отвлекающим обстоятельством, которое смогло заглушить мои переживания и боль, хоть они все равно из головы никуда не ушли. Другой человек, который был со мной в том году, должен был выполнять ту же функцию, и по сути выполнял, но менее успешно. Мне иногда жутко осознавать, что мой первый человек, тот самый, никогда по сути, и не уходил от меня. Как бы не силилась я ее забыть, это не получалось. И борьба двух меня продолжалась не один и не два года, и даже больше. Один отрицает любую привязанность, а второй каждый раз воспроизводит в воспоминаниях что-то. Это было тяжело тогда, очень тяжело. Что произошло? Тот, первый, что все отрицал - пал. Думаю, где-то год назад, как раз-таки, может, чуть меньше. И эта борьба, которая не давала мне покоя, наконец исчезла. И мне кажется, только в последние полгода я начала понимать, что такое любовь, и как это - любить. До этого... Все было странно. Как будто бы первый, отрицающий, постоянно мешал и вселял неуверенность, что это - не навсегда, что все кончится, что я найду себе кого-то другого, или тот человек найдет себе кого-то. Это сбивало с толку. А сейчас и уже продолжительный срок, все иначе. Это странное чувство, когда от мыслей о человеке может пропасть аппетит, от его сообщений, постов где-то. Может бросить в дрожь, или пустить по телу тепло. Это так удивительно. Не изменилось только то, что первая моя мысль с утра всегда о человеке, и на ночь глядя, или под утро, когда я ворочаюсь и не могу уснуть, я думаю об этом же самом человеке. Я думаю, надеюсь, что он спокойно спит, и переживал за день чуть меньше, чем обычно. Или не спит, но разговаривает с кем-то, с кем ему хорошо и спокойно.
Это так странно. Любить, не требуя отдачи, просто зная, что ты, образно говоря, готов пить воду у человека с рук, настолько ты ему предан и "доверен".
Я даже по пьяни такого не скажу, но как же я жалею о том, кем я была ранее. Не год назад, не два. Еще раньше. Я была другим человеком, возможно, эту перемену заметила не только я. И мне жаль. Мне жаль, что я потратила столько ее времени, будучи каким-то клочком нервов, злости, претенциозности. Вместо того, чтобы дарить больше покоя в и без того непростой ситуации. Я не говорю и не говорила, что это только моя вина в чем-либо. Но я не пинаю на других, такова привычка. Я знаю про себя, а за других, в случае чего, всегда есть кому ответить.
Я вижу, что происходит с человеком. Если не "вижу" в прямом смысле, то понимаю, хотя бы отчасти. Мне неспокойно иногда, от осознания того, что моя помощь не обильна, и я не могу просто взять, и вселить человеку мои же мысли, поделиться своим нынешним состоянием, чтобы ей не хотелось показываться к психиатру. Понимаете? Понимаете весь абсурд ситуации? Я не беспомощна, но беспомощна. Я знаю, что мои слова не помогают, я знаю, что мои действия - это не то, что ей нужно, и что я, по сути... В общем-то, это уже не ключевой поток мысли.

Я знаю, что мне кто-то скажет: борись за свое счастье. И в любом другом случае я бы, может, так и сделала бы. Что далеко ходить - в случае с моим вторым молодым человеком я как раз-таки пошла добиваться, но как выяснилось, добилась не счастья, а раскрытия горькой правды о неуемном бабнике, кхм.
Но я не могу пойти на то же с моим человеком. То есть, конечно, мне скажут то, что я уже сказала выше. А я скажу одно: не могу. Не бороться не могу, а не могу рушить то, что осторожно пытается выстроить человек. Хваленые манеры, порядочность, или джентельменство - я не знаю, что это. Я знаю, что здесь я не буду портить ничего. Я сделала достаточно. Я просто рядом. На любой случай, даже если когда-нибудь она захочет вернуться. Я всегда рядом.
И у меня до сих пор стоит в ушах голос, который дрожал и, кажется, плакал, в Новый год на 2016. И я тогда сказала, что праздную с друзьями, а на самом деле выпила одна, и только к середине ночи сделала жалкую попытку поехать с подругой на метро в центр, от которой мы отказались, когда узнали, что весь праздничный салют мы ели салат у нее в комнате.
Я помню тот ее голос. Помню, как почему-то приняла это за розыгрыш, что мне кажется, отрицающая сторона все еще настаивала тогда. Но внутри я знала, почему она плакала. Потому что мои глаза тоже жгло от слез.
Драма, драма, драма... Почему всегда случается боль, почему нельзя без нее? Почему нельзя сразу быть в чем-то умнее. Тогда я, к сожалению, не умела мыслить, похоже.

Мне бы крылья - в небо взмыть, да расстоянье стереть.
Мне бы тепла - радость в душе чужой разжечь.

Осознание того, что у меня не было отношений с момента расставания, что я даже толком не целовалась из-за того, что не могла забыть, повергает меня в шок. Но этот шок не разочаровывает меня. Я знаю, что могу сказать одно - я бесконечно предана. Я люблю человека. Я люблю беззаветно, безвозмездно, беззвучно. Я верю в человека, верю в то, что она умеет, что она может и сможет в будущем, просто верю. Я знаю, что сперва буксуют все, и знаю, как ей непросто. Или хотя бы могу предположить.
Я могу проснуться ночью просто потому, что забыла пожелать спокойной ночи. Я могу на совещании набирать ей сообщение, с орфографическими ошибками, но мгновенно ответить, скорее, пока она снова не исчезла с ответом. Я знаю, что "на той стороне" на это могут не обращать внимания, да и вообще это не бросается в глаза, но... Я живу этими моментами.
Я не вижу несовершенств, не вижу отрицательных черт(может чуть-чуть), я не могу звать ее грубым словом "бывшая", не могу позволить дать о ней кому-то говорить - да что угодно, но Вы должны молчать, иначе я резко и, не исключено, что грубо, осеку Вас и Ваш длинный язык. Точно также, как я никому не дам писать "по приколу" от меня пьяные смс, и сама не напишу ей пьяной. Я вообще... Может прозвучать как-то не так, но... Берегу ее. Я хотела бы, чтобы она знала меньше об этом паршивом мире и поганом обществе. Чтобы меньше переживала за других, хоть это и хорошо, и раскрывает ее человечность, но это так или иначе терзает. Понимаете? Это отчаянное желание сберечь.
Я уважаю ее интересы, я ценю ее идеи, представления, и видения чего-либо - я помню, как комплексовала из-за того, что ее слова так складно ложились в красивые связные тексты, а ассоциации с музыкой оживали картинками в голове в моей голове. Мне казалось, я так не могу и у меня так не получается. Иногда я все еще также считаю, будто она в чем-то духовнее меня, пусть я и не пустой человек, и у меня есть мысли, которые трудно поднять с "глубины" и это то, что просто живет во мне, оживает, прорастает изнутри. Я могу долго перечислять все то, что есть в ней, все то, что я видела, вижу, и узнаю. Это список, который можно развивать, это то, что никем не оглашалось.
И мне кажется, если однажды вечером, днем, или ранним утром, она заплаканной или нет позвонит и скажет, как ей нужна волчица, у которой все никак не заживут потрепанные уши, рядом, здесь, совсем близко, - я куплю билет на ближайшие дни и вылечу к ней.
Это безумие, это нереально, но я знаю - это реально. Это по-настоящему. Это та цена, которую я заплачу за доверие и за то, кем я была раньше.
Это - моя к ней любовь. И кто бы что ни говорил, я не изменяла, я не заменила, и я все еще не хочу заменять. Не потому что нет вариантов, не потому что я чего-то там "напробовалась" и вернулась - я ничего не пробовала. Ни-че-го.
Это - моя к ней любовь. Меня как-то спрашивали, религиозный ли я человек, и хоть я не люблю разговаривать на эту тему, я скажу одно - я молилась, молилась однажды, чтобы меня этот человек простил. Дальнейшая информация вас не касается, но это то, на что я всегда шла - я готова наступать себе на горло, ради другого человека. Я готова была делать то, в чем не была уверена, если это поможет. Хотя я верила, я старалась верить, хоть у меня и нет "православия головного мозга".
Я не врала, и не старалась разочаровать, и мне кажется, хотя бы себе, я в этом году доказала, что могу отвечать за свои слова. Я была ближе, чем обычно, хоть ездила не с той целью, о которой этот абзац. Я ездила отдыхать, развеяться, посмотреть то, что не посмотрела с подругой - и в итоге это я и не посмотрела. Да и не только это, много хороших мест в спешке просто не смогла лицезреть. Возможно, вернее, я знаю, что приеду за остатком "экскурсии". Но вряд ли скажу об этом знакомым, которые любезно были со мной там первый день. Мне нравилось самой растворяться к городе. Не думать ни о чем, просто растворяться, бродя по улицам и побережью.
Я не знаю, как закончить, потому что говорить о ней я могу бесконечно, точно также, как и о том, что меня когда-то привлекло. Все такое. короче говоря. Поэтому просто закончу. Она - важнее всех. И если у меня будет шанс, я докажу, что она в безопасности, и я через все беды пройду вместе с ней.

II.

Так случилось, что пару недель назад за мной в подъезд, похоже, вошел мужчина. В простонародии - "хачик". Я стояла у лифта, ожидая его, а мужчина пошел подниматься по лестнице, будто бы на первый или второй этаж. Лифт приехал, я входила в него, когда меня грубо втолкнули, ударив ногой по ляжке, и стали избивать: ногами, руками, по голове, по ногам, и вообще по всему, чему попало. Меня, к сожалению или к счастью, голыми руками не возьмешь - я тут же стала кричать, аки сирена, бить в ответ, кидаться в ответ на человека, пытаясь при этом подняться на ноги. Тут помогли годы занятий легкой атлетикой и прочая, уже дальнейшая физ.подготовка: хачик, очевидно, не ожидал отпора от кого-то, вроде меня, а потому неохотно отступил и кинулся вон из подъезда. Я, словно под каким-то желанием мести, кинулась следом, крича какие-то страшные слова, замахиваясь. Сейчас я даже не знаю, что кричала. Это набор слогов/звуков. Он обернулся у дверей, и только тогда я вдруг поняла: у него мог быть нож. Мой мозг соображал так быстро, как мне казалось, даже на ЕГЭ не соображал. Все еще шипя что-то в ответ, я отступила, вскочила в закрывающийся лифт, и он повез меня на восьмой этаж. Дома родителей не было, мы попрощались с ними в ТЦ полчаса назад, я ехала гулять с собаками. Собаки были дома, иначе, думаю, этот человек ко мне бы не подошел, ну или хотя бы один из моих псов - младший - дал бы отпор.Только придя домой, я дала себе расслабиться. То есть, меня сразу морально подкосило, проступили слезы обиды и испуга, тело охватил тремор, и мне пришлось выпить кружку очень горячего чая, которую я с трудом держала из-за того, что руки тряслись, и кипяток проливался мне прямо на колени. Тогда действительно полегчало.
Под джинсами и колготками я обнаружила неприятно синеющие пятна на ногах и бедре - в будущем они стали гематомами и желтым синяком. В голове звенело, хоть и как потом оказалось, сотрясения не было, просто сильная "встряска" и удар.
Но я все это к чему. Я пережила это одна. Друзья узнали намного позже. Первыми узнали родители (и, правда, собачники в саду, которые все еще застали меня плачущей), и знаете ЧТО они сделали? КАК поддержали? А вот как. Точно также, как говорят про жертв изнасилований, мол, сама виновата, хорошо выглядела/не так оделась/не так подышала. И понимаете, это РОДИТЕЛИ. Родители во всем обвинили меня. Я не так что-то сказала, я не так посмотрела, я то, я се. Хотя я этого хача впервые в жизни видела.
Вот уж когда мне стало действительно больно и обидно - это именно в этот момент. Когда я поняла, что поддержки в такой жесткий момент просто нет. То есть, я не ждала, казалось бы, жалости или этой же самой поддержки, но мне хотелось, чтобы меня хотя бы не обвиняли в том, к чему я непричастна.

p.s. Занятно, что это уже второй раз, когда со мной происходят подобные "нападения".
Не знаю, что тут еще сказать. Понимаю, что любые сложности лишь шлифуют меня. Но все же, я не каменная. И когда на меня нападает взрослый мужик неизвестно с какими намерениями - дай бог просто обворует - становится страшно, пусть даже и после того, как все уже кончилось. У меня, как ни странно, всегда так. Когда надо собраться, я - собранная пружина, выложусь до последнего. Но когда все кончено, я буквально обмякаю. Такая уж особенность.
Если я не говорю о своих страхах, переживаниях, эмоциях в определенные моменты свей жизни, это не значит, что их нет. Если я молчу - это не значит, что мне нечего рассказать.